Обвиняемые в хищении автобусов вологодского «ТрансОйла» уверены, что их подставили, и просят возбудить другое уголовное дело

12.03.2021 14:12

Обвиняемые в хищении автобусов вологодского «ТрансОйла» уверены, что их подставили, и просят возбудить другое уголовное дело

Обвиняемые в хищении автобусов банкротящейся вологодской компании «ТрансОйл», изучив материалы дела, обнаружили признаки мошенничества со стороны руководства фирмы. Они просят полицейских провести проверку обстоятельств, при которых «ТрансОйл» получал кредиты в «Вологдабанке», но в который раз по их заявлениям приходят отказы.

В апреле прошлого года региональное следственное управление передало в суд дело о хищении 20 автобусов с базы ООО «Трансойл», находящейся на территории «ПАТП-2». В 46 томах изложена версия следствия: организованная преступная группа украла автобусы банкротящейся компании стоимостью более 21 миллиона рублей и сдала их в металлолом. Правоохранители полагают, что в хищении приняли участие судебные приставы и адвокаты, а всего было задействовано семь человек. Подозреваемые были задержаны в мае 2019 года. Дело о хищении автобусов расследуется с ноября 2018 года.

В июле прошлого года Newsvo писал о том, что автобусы, в хищении которых обвиняют приставов и адвокатов, были куплены ООО «ТрансОйл» в 2014 году у ООО «Межгород Авто», ООО «Транс Авто», ОАО «ПАТП»-2, ООО «Пригород Авто». Первые три фирмы были зарегистрированы по одному адресу с ООО «ТрансОйл», а ОАО «ПАТП-2» вообще имела одного генерального директора с этой компанией. Так что договоры купли-продажи были подписаны одним и тем же человеком с двух сторон.

Позже техника была отдана под залог банку при оформлении кредитов на 33 миллиона рублей. Автобусы сложно назвать новыми, есть даже машины 1989 года выпуска, однако представитель банка оценил их по рыночной стоимости нового транспорта, и на основании только своего заключения одобрил фирме два кредита.

С 2015 года заемщик вообще не платил банку ни проценты, ни основной долг. В октябре 2015 году банк обратился в Арбитражный суд, чтобы взыскать задолженность в судебном порядке. Но фирма не отдавала долг банку, а в 2017 году начала банкротиться. В 2018 году появилось дело о хищении автобусов.

Обвиняемые по данному делу при изучении документов обнаружили признаки мошенничества со стороны ЗАО Банк «Вологдабанк» и ООО «ТрансОйл» при оформлении кредитов. И обратились в полицию. Но уже больше года правоохранительные органы отказываются возбуждать уголовное дело по данному факту.

В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 5 марта 2020 года есть слова одного из обвиняемых по делу о хищении автобусов. Он пишет, что незадолго до заключения указанных кредитных договоров и договоров залога "ТрансОйл" фактически «накачал свою фирму имуществом через аффилированных юридических лиц, купив по завышенным ценам старые автобусы», а банку были предоставлены недостоверные бухгалтерские балансы. Также выяснилось, что в банкротство фирма уходила с "нулевыми" описями имущества. Откуда же тогда взялись автобусы на десятки миллионов рублей?

Тем не менее, полицейскими было отказано в возбуждении уголовного дела: «у органов предварительного следствия нет основания полагать, что в действиях руководства ООО «ТрансОйл» могут усматриваться признаки преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ». Таких отказов получено около шести. Несколько раз один из обвиняемых по делу о хищении автобусов обращался в прокуратуру, однако она тоже не стала отправлять дело на пересмотр.

В мертвой точке

В феврале этого года дело хоть как-то сдвинулось с мертвой точки. 1 февраля с фигуранта дела о хищении автобусов взяли объяснения, но только по двум вопросам.

В правоохранительных органах спросили, имеет ли он личную заинтересованность в привлечении к уголовной ответственности бывшего гендиректора "ТрансОйла" Вахрамеева и иных лиц, был ли он трудоустроен в ООО «ТрансОйл», ЗАО «Вологдабанк. Мужчина пояснил, что не имеет интереса и никогда не работал в данных компаниях. Каким образом это поможет возбудить уголовное дело, было непонятно, поэтому мужчина дал дополнительные объяснения.

Он написал, что, по его мнению, длительное время сотрудники полиции УМВД России по Вологде занимаются укрывательством преступления, о признаках которого почти год назад было подано соответствующее заявление. Мужчина подробно расписал, что ему стало известно из материалов уголовного дела. Так, он сообщил, что с 2016 года в Арбитражном суде Вологодской области происходит рассмотрение дела о банкротстве кредитной организации АО Банк «Вологдабанк».

По данным официального сайта Агентства по страхованию вкладов, по состоянию на март 2020 года у банка имеются не выполненные обязательства перед кредиторами – 1 379 661 00, перед физлицами – 1 103 302 000. Физические лица – это, в основном, жители Вологодской области и города Вологды.

Обвиняемый подробно рассмотрел ситуацию с покупкой автобусов. Он расписал все сомнительные сделки. Например, указал, что 7 апреля 2014 был заключен договор №18 купли-продажи автотранспортного средства между ООО «ПАТП-2», в лице генерального директора Вахрамева Евгения Павловича, и ООО «ТрансОйл», в лице того же человека. Юридический адрес обеих фирм одинаковый.

Автобус был куплен за 700 000 рублей, до продажи фактически использовался 77 месяцев, однако сумма начисленной амортизации составила всего 86 427,97 рублей, «что не может соответствовать действительности». При этом срок полезного использования транспортного средства – 53 месяца. То есть данный автобус марки эксплуатировался на два года больше, чем должен был. При этом денежные средства покупатель должен был перевести 1 мая 2014 года, то есть уже после получения кредитных денежных средств от банка. Аналогичным образом были приобретены еще 14 автобусов.

На ноль делить можно…

В отношении руководства ЗАО Банк «Вологдабанк» сотрудниками правоохранительных органов уже инициировано несколько уголовных дел, однако описанные факты не вошли в объем обвинения.

Почему «Вологдабанк» не попытался обанкротить фирму, которая задолжала ему 33 миллиона рублей, непонятно. Но к тому моменту, как у "ТрансОйла" началась процедура банкротства, его имущество уже было больше похоже на металлолом, автобусы были сильно разукомплектованы. Об этом свидетельствуют фотографии судебных приставов, которые занимались арестом имущества.

Стоит отметить, что в инвентаризационной описи товарно-материальных ценностей от 10 января 2018 года на балансе "ТрансОйла" вообще не числится никакое имущество. Оно не фигурирует и в арбитражном суде по делу о банкротстве фирмы. Такая нестыковка вызывает много вопросов. Как могло получится так, что в одном суде у фирмы нет никакого имущества, а в другом его украли? Причем украли позже публикации инвентаризационной описи.

Обвиняемые по делу о хищении автобусов очень надеялись на то, что в этом разберется прокуратура, однако там тоже не согласились с их жалобой. На очереди подача еще одной жалобы. Обвиняемый по делу о хищении автобусов считает, что никакой проверки по его жалобе не проводилось, поскольку в материалах надзорного производства, вопреки требованиям приказов Генерального прокурора РФ, не содержатся материалы, которые свидетельствовали бы о ее проведении.

Источник

Редакция: | Карта сайта: XML | HTML | SM
2021 © "Сказка на ночь — гид для туристов". Все права защищены.